Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения

Ольга ЧЕРЕНЦОВА


Ольга Черенцова – прозаик и живописец. Родилась и выросла в Москве в семье кинорежиссёра и художницы-модельера. Публиковалась в журнальчиках «Юность», «Кольцо А», «Литературная учёба», «Волга–XXI век», «Молодой Петербург», «День и Ночь», «Чайка Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения», «Бийский Вестник», «Новый журнал», «Новый Берег», «Побережье», «Слово/Word» и др. Также публиковалась в журнальчиках и книжках по искусству в США: «New Art International», «Literal Latte», «Manhattan Arts» и др. Создатель Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения книжки «Двойник» (издательство «Луч», «Литературная учёба»), Москва, 2009. Живойёт в США.

Маска

У него было огромное количество виртуальных масок. Ловко вживаясь в каждый образ, он считал себя неуловимым и не учитывал, что его преследования обострили моё Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения чутокё. Я всегда его узнавала. Следя за ним, я попутно распознавала и других участников форума, тоже менявших свои ники. Уверенные, что надёжно замаскированы, те легкомысленно выдавали массу подробностей о для себя. Равномерно Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения я научилась вычислять их истинные имена. Его же имя оставалось потаенной. Пока он был только «Барсуком» – ник, которым он воспользовался в большинстве случаев.

– Может, это совсем и не мужик, а Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения дама, – гласила моя подруга Саша. – Вообще-то ты очень много времени тратишь на этот дурной форум. Достаточно неприятное местечко.

Да, здесь с ней не поспоришь. Форум засасывал как трясина. Был театром, в каком Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения каждый мог стать кем угодно. Некрасивый – прекрасным. Трусливый – смелым. Ничего не достигший – преуспевающим. Надевай хоть какой костюмчик! Всякий раз давая для себя слово, что больше туда не вернусь, я утром бежала к Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения компу и с нетерпением просматривала все темы. Заблаговременно, ещё не видя ответы «Барсука», я придумывала в уме едкие, парирующие высказывания. Он не пропускал ни 1-го моего поста. Зная это, я часто его Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения провоцировала. Смолчит либо нет? Состязание с ним потряхивало. Выискивая беспомощности друг в друге, мы находили свои собственные. Его уязвимость я рассмотрела достаточно быстро – он жаждал признания.

– А я додумалась, сколько ему Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения лет, – произнесла я Саше в тот денек, когда решила узнать имя «Барсука».

В этом таилась опасность. Один неправильный шаг мог выдать мой секрет. Я рисковала утратить то, чем дорожила.

– Снова ты Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения об этом дядьке, – поморщилась Саша. – Какая разница, сколько ему лет!

– Разве для тебя не любопытно выяснить? Ты же сама когда-то там вертелась.

– Да, вертелась, потому и ушла, не желала иметь дело с этой публикой Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения. Для тебя тоже советую уйти, – обрубила она.

Когда мы касались этой темы, Саша становилась категоричной. Она непримиримо относилась к тем, кто не был свободен от виртуального мира, как и она.

– Не Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения верю. Наверное тайком почитываешь, – поддразнила я. По тому, как её взор отпрыгнул в сторону, я сообразила, что попала в цель.

– Ну и жарища сейчас! – произнесла она, смотря в окно.

За ним – знакомая Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения картина, с которой начинался и заканчивался мой денек: кусочек неба и стеклянные столбы небоскрёбов. По стенке 1-го карабкалось ввысь отражение солнца. Днем оно было мягеньким, лимоновым, а вечерком, когда катилось по Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения стенке другого небоскрёба вниз, – рубиновым, полыхающим. В него влетали отражения проносившихся мимо птиц и сгорали в нём. Не крылось ли в этом предупреждение, что я тоже могу сгореть, если не буду аккуратна Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения?

– Ну да, заглядываю время от времени, – призналась Саша, – но только читаю, ничего уже там не пишу. Там хоть раз что-то напишешь, так сходу начинается рынок, как у тебя с этим Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения «Барсуком».

– У нас не рынок, а спор.

– Ага, спор, прекрасно звучит, – иронично произнесла она, – но, как ни именуй, сущность от этого не изменяется. Если каждый бьётся за то, чтоб последнее слово осталось Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения за ним, – это рынок.

– Но это он повсевременно цепляется. Ты помнишь, как я сначала его игнорировала, ну а позже не удержалась, встряла – и пошло- поехало.

– Ну так не пиши больше, ты же его только Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения подзадориваешь.

– Он всё равно не уймётся. 1-го не могу осознать: что ему от меня необходимо?

– Может, он втюрился, – улыбнулась она.

– Какой там втюрился! Это что-то другое.

– Не исключено, что он Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения тебя знает. Мир тесен, противников у всех предостаточно. В жизни они не могут плюнуть нам в лицо, для этого идут на форум, а позже улыбаются нам на всех этих тусовках. Подленькие людишки Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения!

Она брезгливо сморщила губки, собирая вокруг их сетку из маленьких складок. Портившая её вид привычка. Когда она злилась, то теряла свою привлекательность, а когда была в неплохом настроении, лицо становилось гладким и ясным Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, глаза – незапятнанными, неправдоподобно сиреневыми. Наружность у неё была меняющейся. Характер – противоречивым. Будучи отзывчивой и сердобольной, она при всем этом с лёгкостью могла несправедливо кого-либо обвинить, вычеркнуть из собственной жизни Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения из-за пустяка.

– Мозга не приложу, что я ему такового отвратительного сделала?! – произнесла я. – Практически терпеть не может меня.

– Можно пошевелить мозгами, что терпеть не могут только за нехорошее! Скорей всего, он забавляется Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения либо, как влюблённый мальчик, старается привлечь твоё внимание.

– Он не мальчик, а старый человек.

– С чего ты взяла? Он писал, что ему чуть за 30.

– Сомневаюсь, ему просто охото смотреться юным.

– А что Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения в этом такового? Нам с тобой тоже когда-нибудь этого захочется. Я уже на данный момент в свои 20 семь боюсь старости. Иног­да представлю себя уже никому не подходящей рухлядью, и так жутко Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения становится.

– Не время от времени, а каждый денек представляешь, – выделила я, хотя не раз зарекалась молчать. – Это нелепо – страшиться того, что неизбежно! Где тут логика?

Рассуждения на данную тему вечно вели к Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения пререканиям. В остальном мы отлично ладили. Неминуемое Сашу пугало. Она повсевременно об этом гласила, как будто ей было предначертано перевоплотиться в старуху не через несколько десятилетий, а завтра с утра.

– Изводишь себя, как Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения мазохистка, – похихикивала я над ней. – С чего ты взяла, что станешь рухлядью? Будешь моложавой бабушкой.

– При чём здесь логика? Разве можно приказать для себя не страшиться, даже если понимаешь Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, что это тупо? – произнесла она и сурово поджала губки, снова разбрасывая вокруг их веер морщин.

Сердитое выражение её лица и глас, терявший звонкость, когда она раздражалась, делали её намного старше. Она вроде бы сама Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения приближала себя к тому, чего панически страшилась. Когда я смотрела на неё в эти минутки, ко мне тоже подкрадывался ужас. Но я страшилась другого: не старения, как она, а утраты оболочки. Конкретно Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения по этой причине я должна быть осторожной.

– Помнишь, что этот «Барсук» писал: «Не соизмеряйте чувства с логикой», – продолжила она и, ужаснувшись, что оскорбила меня, поспешно добавила: – Это, естественно, единственная стоящая Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения идея из всего им произнесенного.

– Не только лишь, – решила я быть справедливой. – В уме ему не откажешь, но уж больно он зол.

– Не скажи. Когда он пишет под ником «Честная», он совершенно Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения не злой... хотя, скорей всего, «Честная» – это не он, а какая-нибудь милая тётенька. Слушай, – ожила она, – для тебя стоит с ним познакомиться! Вдруг он молод и неплох собой, а если повезёт, так ещё и Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения богат?!

Она улыбнулась и снова перевоплотился в ту Сашу, какую я любила – очаровательную, озорную, добрую.

– Навряд ли он молод и неплох собой. «Честная» – это точно он, – не согласилась я. – Можно Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения поменять язык, стиль, что-то наплести, а вот натуру свою не скроешь, как ни старайся.

– Ты очень серьёзно к этому относишься. Это виртуальный мир, он нереален.

– Как это нереален, если люди там проводят Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения столько времени, завязывают дела, бранятся.

– Ну да, как Дон-Кихот с ветряными мельницами, – насмешливо изрекла она.

– Вот завтра на вечеринке и поглядим на эти «мельницы». Полностью же реальные люди, если ты их Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения позвала.

– Ещё непонятно, придут ли они. Ты-то хоть придёшь?

– Приду.

Я шла к ней в надежде повстречаться с «Барсуком». Тот намекнул, что не прочь познакомиться. Хотя веровать ему не стоило. Интрига, недоговорки Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, заманивания – атрибуты его игры.

Вечерком солнце, отлепив своё отражение от небоскрёба, свалилось вниз. Окрасив пламенем небо, оно провалилось в неизвестность – в пустоту, как гласила Саша. Место её пугало не Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения меньше старости. «Это ты, птица, паришь в поднебесье, – шутливо гласила она, – а я человек земной, прочно стою на ногах. Чем поближе к земле-матушке, тем надёжнее». «Сколько же у тебя страхов!» – смеялась Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения я, умалчивая, что не достаточно чем от неё отличалась.

«Птицей» она меня называла, вспоминая тему «Автопортрет», которую предложил кто-то в форуме. Мол, давайте пусть каждый обрисует себя, оставаясь инкогнито, используя метафору Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения. В ту пору я была в большей степени наблюдателем, не влезала ни в какие баталии, сторонилась конфликтов. Тема эта показалась безопасной, веселительной, и я лаконически написала: «А я – птица». Написала то, о чём Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения следовало молчать.

«Это что, как на вашем рисуночке, где что-то такое непонятное изображено – не то голубь, не то ястреб... Художница вы наша», – съехидничал тогда «Барсук». Разговор шёл о моём рисунке Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, который я выставила на веб-сайте форума заместо собственной фото. На месте фото «Барсука» чернел квадрат.

«Для кого-то – голубь, для кого-то – ястреб – здесь вы правы. Не скрываюсь, как вы, в Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения черноте», – в первый раз бросилась я в атаку.

«Кто ж произнес, что я скрываюсь. Я тот узнаваемый «квадрат Малевича». Не бездарь в квадрате, как некоторые», – съязвил он.

Тема «Автопортрет» вдохновила Сашу устроить маскарад Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения. Человеком она была импульсивным, зажигающимся и откладывать вечеринку не стала. Но отклик не много у кого отыскала. Снимать с себя маску никто не желал. «Чего вы трусите? Никто не должен признаваться, кто есть Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения кто», – уговаривала Саша. Пока она всех уламывала, энтузиазм у неё поутих. «Зря я это затеяла, – сетовала она мне позднее, когда ушла из форума, – а отменить неловко. Меня все в городке знают, будут Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения мерзости гласить: пригласила, именуется!»

Отправляясь к Саше, я размышляла, стоит мне идти на риск. Если «Барсук» не придёт на вечеринку, мне придётся делать то, что я замыслила и чего страшилась. Я Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения желала знать правду и сразу не хотела – боялась, что правда всё разрушит. Если мои подозрения насчёт «Барсука» окажутся верными, так и произойдёт. Словесное фехтование с ним переросло в собственного рода наркотик. Его больной Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения энтузиазм ко мне приковывал. Я нравилась ему и в то же время не нравилась. Грань эмоций тонка. Симпатия и неприятие полностью могут ужиться совместно.

Подойдя к двери, я надела маску, приобретенную специально Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения для маскарада, – символ, по которому меня могли выяснить. Я была птицей.

– Наконец, а то все заждались! – воскрикнула Саша.

Она была возбуждена, немного нервозна. Смотрелась потрясающе. В костюмчике цыганки, в фиолетовых Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения карнавальных очках, усиливавших неправдоподобный цвет её глаз – сиреневых, сверкающих, как будто обсыпанных стеклянной пылью. Хотя маска ей была не нужна. В форуме она всегда выступала под своим реальным именованием. «Какая в жизни, такая и там Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения», – бравировала она собственной открытостью.

За её спиной стояла группа людей в костюмчиках. Я стремительно, одним взором их всех «сфотографировала»: полную, с застывшей ухмылкой Снегурку, старую пару «зайцев», худосочного государя в маске Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения тигра. Пробежала взором по остальным. «Барсука» очевидно посреди их не было.

Саша что-то забавно говорила, жестикулировала, всех обхаживала. Хозяйкой она была гостеприимной, хлебосольной. Подогревая себя спиртным, гости ожили. Забыв об осторожности, стали Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения себя выдавать.

– Так приятно в конце концов с вами познакомиться! – подошла ко мне Снегурка и застрочила: – Я вас в точности таковой и представляла, у вас такие красивые картинки. Не обращайте внимания на Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения эту местную публику, им бы только грязюкой облить, пора уже издавна этот форум к чёрту закрыть, прямо рассадник ненависти, один «Барсук» чего стоит. Страшно интересно было бы на него посмотреть Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения.

– Не исключено, что это дама, – вспомнила я предположение Саши.

– Неуж-то?! Ни за что бы не поразмыслила! – охнула Снегурка.

– Мне даже кажется, что я знаю – кто, – решила я её прощупать.

– Кто? – встрепенулась она.

– О Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения чём вы тут шепчетесь, милые дамы? – подошёл к нам господин-тигр и протянул два стакана с коктейлем. – Отведайте.

Я отпила глоток. Вкус был приятным. Смесь сока со спиртным. Я залпом Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения опустошила содержимое. Сразу спало напряжение, все вокруг стали казаться приятными, практически родными.

Снегурка продолжала о чём-то тараторить. Поток её речи заморил, и под предлогом, что мне необходимо позвонить, я отправилась в другую комнату Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения. Там было безлюдно, тихо, душно. Я плотно закрыла дверь. Комната эта – нежилая, схожая на театральные декорации – была гостевой. Всюду стояли растения. По ним ползали резиновые пауки, жуки, гусеницы – настолько умело изготовленные Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, что я подсознательно отдёрнула руку, когда случаем задела их. У Саши была непонятная мне страсть собирать насекомых – не живых, а поддельных. Время от времени она забавы ради прикрепляла к блузе, как брошь, паука Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения – сажевого, большого, со наизловещим иероглифом на спине. И заливалась смехом, видя реакцию гостей. Актёрство и шаловливость у неё в крови.

Я опустилась в кресло, оттеснив в сторону сидевшую в нём лохматую Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения плюшевую мортышку, и та недовольно блеснула пластмассовыми очами. Саша любила животных. Всяких – игрушечных, реальных. Эта черта меня умиляла. Весь дом был завален снимками животных. Фотография – её любимое увлечение. Я знала, что на данный Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения момент она прогуливается по дому с аппаратом в руках, подкарауливая каждого гостя. Нужно бы попросить её позднее показать мне снимки. На фото нередко видно то, что не видно в жизни Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, как и в форуме: хороший на их может смотреться злым, молодой – далековато не юным, сильный – слабеньким. Я полностью могла найти на их «Барсука».

За год общения с ним я вылепила его нрав Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения. Умный, но непоследовательный. Злопамятный и отходчивый. Справедливый и лживый. Корень его двуликости – в желании смотреться не тем, кем он был. Я также чётко представляла его снаружи. Грузный, с тяжеловесным лицом. Он всё в меньшей Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения и меньшей степени становился загадкой. На уровне мыслей срывая с него лепестки, которыми он, как цветок, прикрывал сердцевину, я добиралась до его реального имени. Для чего оно мне так необходимо Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения? На форуме было огромное количество недоброжелателей, жалящих сильнее, чем он. Но их укусы не трогали, к ним я была флегмантична. Не крылась ли причина в том, что я его знала лично Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, как увидела Саша?

Вечеринка разгоралась. Я слышала музыку, топот, взрывы хохота. Но присоединяться ко всем не тянуло. Напали сонливость и лень, как будто я приняла снотворное. Не испить ли крепкого кофе, чтоб придти Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения в себя? Я приподнялась, чтоб встать, но кресло, обхватив меня древесными ручками, не пускало. Сидевшая рядом мортышка вдруг упала на пол. Распластав лапы, она саркастически изучала меня своими пластмассовыми кругляшками. В один момент вспыхнула Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения в памяти картина: приторно обходительный «тигр», буравящий меня очами из-за скрывавшей его маски, протянутый им стакан с коктейлем. «Подсыпал что-то!» – вспыхнула ужасная идея. Я с силой оторвала себя от Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения кресла. Встала. Нацелилась на дверь и застыла. По полу ползали ожившие насекомые. Срываясь с растений, они падали вниз. Их становилось всё больше и больше. Они подбирались к моим ногам. Галлюцинация? Я уже Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения не колебалась, что «тигр» подлил мне что-то в стакан. В один момент закружилась голова. Я свалилась в кресло.

– Что ты тут делаешь? Все тебя отыскивают! – забежала в комнату Саша Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения.

– Осторожно! Они могут укусить! – кликнула я.

– О чём ты?

– Насекомые, не видишь?

– Так это ж ненастоящие, – рассмеялась она.

– Нет, истинные.

Я поглядела на сероватый ковёр на полу. На нём – следы от пылесоса Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, стопка журналов около кресла и мёртвый таракан. Саша подняла его, бросила в урну.

– Это он тебя так испугал? – улыбнулась она. Поглядела пристально и спросила, хорошо ли мне.

– Этот тип в костюмчике тигра что Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения-то мне подмешал. Наверняка, это и есть «Барсук».

– Что за абсурд! Я его отлично знаю, он мой давнешний знакомый. Ничего он для тебя не подмешивал и никакой он не «Барсук», просто коктейль оказался тебе Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения крепким. Небось, целый денек, как обычно, ничего не ела, а на пустой желудок, сама знаешь, как небезопасно пить.

На последующее утро раскалывалась голова. Мутило. «Саша права: что за привычка морить себя голодом Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения?!» – поругала я себя. Когда я увлекаюсь работой, забываю о еде. Насекомые могли померещиться из-за опьянения, тем паче что в ближайшее время я их много рисовала – делала иллюстрации для 1-го Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения журнальчика.

К вечеру полегчало. Хотя не отпускало беспокойство. Предчувствия меня никогда не околпачивали, я всегда к ним прислушивалась. Чувство волнения имело много цветов, было разной силы – слабее, мощнее – зависимо от будущих проблем. Равномерно я Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения научилась распознавать, откуда ожидать неудачи. Так было всякий раз, когда я сталкивалась с предательством и обманом. Умею ли я прощать? И да, и нет. Вроде, простишь, сходу легче становится, но Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения из памяти ничего не стирается. «Какое же это прощение, если всё помнишь?» – написал как-то «Барсук». Он бывал мудрейшим, хотя часто кидался из крайности в крайность. Может, моё назойливое желание выяснить, кто он, – это Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения предчувствие измены? Почти все указывало на то, что мы с «Барсуком» пересекались кое-где за пределами форума.

Я бросила взор на небоскрёбы по ту сторону окна. На вершине 1-го из их лежало Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения неприветливое, с бордовым подтёком скопление. Разбухнув, оно перевоплотился в тучу и замазало отражение солнца, падавшее, как обычно, в это время вниз. Я на уровне мыслей покатила невидимый кровавый шар по Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения этажам небоскрёба, опустила на землю, закинула за горизонт. Наступила ночь. Я подошла к окну. Настало время сделать то, что я замыслила: выяснить правду, пусть даже горькую. Главное – это поставить точку.

«Этот Барсук так набрасывается Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения на вас, как будто вы были женаты, ну в точно так же как мой прошлый делал. Вы замужем?» – вспомнила я вопрос Снегурки.

«Нет. Чуть ли не вышла, но впору передумала Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения».

«Ну и верно, что передумали. Раз были сомнения, означает, не нужно было выходить, а то пошли бы детки, всё усложнилось бы, ах так у меня: мой прошлый до сего времени не может Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения простить мне развода, столько лет прошло, а он никак не успокоится, мстит, – она вздохнула и, внезапно приоткрываясь с другой стороны, произнесла: – Понимаете, как это бывает, любовь и ненависть прогуливаются рука об Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения руку, ну приблизительно как восхищение и зависть».

Сама того не зная, она подкрепила мою гипотезу о том, кто был «Барсуком». Оставалось только проверить, ошибаюсь я либо нет.

Я раскинула руки. Закрыла глаза. Представила себя Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения парящей. То, что я научилась делать ещё в детстве: устремляла глаза в небо и умоляла перевоплотить меня в птицу.

Я выпорхнула на улицу. Пересекла город. А вот и знакомый дом. Окно на Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения втором этаже всегда было распахнуто ночами. Я влетела вовнутрь. В комнате было пусто. Из ванной доносился шум воды. Горела лампа, на столе стояла чашечка с недопитым чаем, а рядом лежала Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения шкурка «Барсука» – приветливое юное лицо с нереально сиреневыми очами, блестевшими, как стекло.

Шум воды закончился. Зная, что она на данный момент выйдет, я подцепила клювом её оболочку. Желала напугать – сделать вид, что желаю украсть, а Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения позже положить вспять, на стол, и улететь. Либо всё-таки порвать то, чем она дорожит больше всего? Обнажить её, бросить с самой собой? Я вспомнила, как написала ей про себя Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения в форуме: «Для кого-то – голубь, для кого-то – ястреб». Неуж-то боль и обида меня очерствили? Если я разорву её шкурку, я лишусь и собственной. Не смогу быть птицей – обличье, в каком Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения я желала остаться. Было надо спросить её впрямую, а не являться неузнанной. Но тогда она бы всё опровергала, обвинила бы меня в несправедливости, вызвала бы чувство вины. Атака – хорошее прикрытие.

Саша вошла Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения в комнату. Вялая, немолодая, грузная – таковой она пряталась за собственной маской. Хотя её глаза – не сиреневые, а чёрные – были молодыми, полными жизни. Мне вдруг стало её жаль. Противоречивая, запутанная, одинокая. Нет, не буду Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения её наказывать, улечу, и она никогда не выяснит, что это была я, мы останемся друзьями. Но положить её оболочку на стол я не успела. Саша подпрыгнула ко мне. Сорвала с Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения головы полотенце, которым были обвязаны её влажные волосы. Размахивая им, стала гнать меня к окну. Залетавших в дом птиц она страшилась, веровала, что это не к добру. Я раскрыла клюв, чтоб возвратить ей шкурку Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения. Она резко рванула её к для себя. Её лицо-маска – юное, красивое – треснуло напополам. Его высшая часть с сиреневыми очами, успевшими полоснуть по мне недобрым взором, свалилась на пол. Саша с яростью Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения стукнула меня полотенцем.

Я с трудом вылетела в окно. Легла на землю, ждя, пока пройдёт боль.

Рядом валялась разорванная напополам оболочка птицы – навечно потерянная. В её клюве торчал кусочек Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения маски – нижняя часть лица Саши с её ясной ухмылкой.


ПОЭТОГРАД

^ Алексей СОЛОДОВ


Алексей Солодов родился в 1967 году в Саратове. Закончил Саратовский муниципальный институт имени Н. Г. Чернышевского. Печатался в журнальчике «Волга–ХХI век», альманахе «Саратов литературный», местных Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения повторяющихся изданиях. Создатель книжек: «Моя 1-ая книжка», «Легкомысленный Козочкин», «Пока душа не успокоится…», «Моя звезда», «Завещание», «Он обожал тишину», «Колыбельная для мамы», «Потерявшийся пёс на прохладном снегу» и др. Член Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения Союза писателей Рф. Живойёт в Саратове.

^ Как пахнет яблоками в доме...


***

Подарите мне облачко белое-белое

И укройте туманом усталую грудь.

В тёмном небе луна, как будто яблочко зрелое.

Я непомерно утомился Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения и желаю отдохнуть.


Я издавна не летал и по небу заскучал.

Облака нужно мной. Как размеренны они.

Ветер тихо шепнёт на прощанье: «Отмучился».

И опустится грусть. Ты её не гони.


Звезда

Вот про таких, как Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения он, всегда

Ходило много дискуссий:

– Ах, эта местная «звезда»! –

Смеялись люди у заборов.


Но вся мирская суета

Его будто бы не касалась.

В свои приличные лета

Он над землёй летел, казалось.


Но улетать не задумывался Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения он

И быть звездою не стремился.

Он просто вышел на балкон

И в тёмном небе растворился.


Куда-то мчались поезда,

Жизнь в долг брала и возвращала.

А в небе новенькая звезда

Уснувший город Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения освещала.

Спасибо, июль!

Я слушал пристально, сидя комфортно.

Они гласили, пока не уснули.

Когда поведали о каждом тщательно,

Я избрал июль и родился в июле.


Ведь исключительно в июле так отрадно бьётся

И рвётся Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения на части мятежное сердечко,

Что было задумано – всё удаётся,

Будто бы открыта магическая дверца.


И силы по жилам, как бурные реки,

И счастья в припасе на долгие и длительные годы –

Я Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения знаю, останутся с нами навеки

В подарок от щедрой июльской природы.


Как люстры, свисают плоды винограда.

Недлинные ночи чаруют пьяняще.

За неудачи, утраты и слёзы заслуга –

Мой милый июль: он и ярче, и слаще Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения.


Пионы парадные платьица надели.

Ромашки под радужной аркой всплакнули.

Я избрал субботу последней недели.

Спасибо за щедрый подарок в июле.


***

Как пахнет яблоками в доме

Моём таинственно порою!

Одно из их возьму в Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения ладошки

И тайну вечности открою.


И тихо подойду к порогу,

И детский ужас преодолею,

И молчком выйду на дорогу,

И, как ребёнок, заболею.


Я заболею этим лесом

И этим сказочным туманом.

И обнаружу с Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения энтузиазмом,

Что жизнь покажется обманом.

Но я обману не поверю,

Будто бы это не со мною.

И, книжку взяв, наивно сверю

Жизнь мистическую с земною.


Туманом я наполню чашу,

И выпью, и отправлюсь к Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения Богу.

И будущее приукрашу,

А прошедшее возьму в дорогу.


И у Христа на старенькой даче

Забудусь в сладкой истоме.

Всё будет так, а не по другому…

Как пахнет яблоками в доме!

До первой Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения утраты

И жизнь хороша, и ликует душа,

И все без ключей открываются двери,

И солнце по небу плывёт не спеша –

До первой утраты, до первой утраты.


До первой утраты так охото жить Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения!

Утрата по-своему всё перемесит.

А если её на весы положить –

Она перевесит, она перевесит.


Она перевесит грибные дождики,

Победы, фуррор, золотые медали,

«Не надо», «Ещё», «Не хочу», «Подожди»,

И счастье, что нам Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения по руке нагадали.


И тихий рассвет на обрыве крутом,

И омут, в который ныряли отважно.

До первой утраты… Что будет позже –

Не так и принципиально, не так и принципиально.


До Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения первой утраты – вся жизнь впереди,

И погибель не жутка, и невкусное смачно.

До первой утраты меня не буди.

До первой утраты… Ах, как это обидно!


***

Осенние тучи на небо отыскали,

Мне вспомнилось вдруг о Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения былом:

Я небольшой мальчишка, к нам гости пришли

И песни поют за столом.

Русская кухня хрущёвской поры,

Там чайник пылает на плите,

В открытые окна летят комары,

Три стула стоят, ну и те


Уже Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения утратили за давностью лет

Былую осанку. А я

У стены, что в голубий покрашена цвет,

Смотрю, как соседка моя


Под веселый вопль трёхрублёвый «Кагор»

Из сумки собственной достаёт.

А после счастливый неслаженный хор

«Цыганочку Азу» поёт.


Уснули Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения башмаки, утомившись от дорог,

А в вазочке пахнут цветочки.

В духовке готовится сладкий пирог,

И мать стоит у плиты.


Я рад бы издавна позабыть о былом,

Но стулья запамятовать Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения не дают,

Как гулкие гости за старенькым столом

Весёлые песни поют.


***

Как пронзительно звучала песня эта,

И казалось, что будто бы рыдал кто-то.

Потерялось наше счастье, видно, кое-где:

Может здесь, а может, там, у Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения поворота.


Ты растерянно стояла и молчала.

Приходи, я расскажу, как это было.

Пусть у нас с тобой начнётся всё поначалу,

Я обожал, и ты обожала, но забыла.


Истинное из прошедшего не Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения сложим.

Наш вопрос так и остался без ответа.

Но запамятовать, естественно, мы уже не сможем,

Как пронзительно звучала песня эта.

Поэт и море

Жизнь была ненастоящей, как будто кинофильм неинтересный:

Встречи, ссоры, поцелуи Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, дискуссии о делах,

Нервишки, вещи, пересуды, по утрам автобус тесноватый,

Грязь на улицах и в душах, пыль на книжках и столах.

В этом придуманном мире реальным было Море:

Море пело и приманивало Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, гласило, чуток дыша.

Море в радости поблескивало и темнело, если горе.

Было всех оно богаче, не имея ни гроша.


По утрам Поэт безусый приходил сюда от скукотищи.

Он писал стихи без рифмы Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения и для Моря их читал.

А позже, расправив крылья, позабыв, что это руки,

Целый денек над этим Морем чайкой сказочной летал.


В этом мире, как будто в притче, было всё ненастоящим.

Реальным Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения было Море. Только Море и Поэт.

Он был молодым и доверчивым. Море – тёплым и блестящим.

И лишал рассудка, представьте, их таинственный дуэт.


^ НА ВОЛНЕ ПАМЯТИ

«ВАШ КРЕСТНИК В. ПОЛИТОВ»

Переписка Евгения Ивановича Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения Носова
с Виктором Ивановичем Политовым (1973–1988)


Может быть, я и «открою Америку», когда напомню, что существенное время – с 1969 года по 1988 год – жил в Саратове поэт и прозаик, член Союза писателей СССР Виктор Иванович Политов, мой супруг Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения. Его имя в Саратове, на самом деле, позабыто. А в Москве это имя знали. Может, оттого он здесь «не пророс», что не был активен в пропаганде своей личности, почему-либо мучительно Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения было ему выступать перед публикой, хотя из командировок по районам ворачивался удовлетворенным. Либо уж очень «донской» он был? Без Дона он жить не мог, практически каждое лето уезжая из Саратова на Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения Дон.

Бродяжий дух его с юношества томил, рано из дома начал бегать. Где только не жил – в Иркутской области, в Красноярском крае, на Донбассе, в Ленинграде, Новосибирске, Волгограде, Саратове, но отовсюду Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения ворачивался в своё родимое Обдонье. Даже в Волгограде не прижился. И вот – издевка судьбы: родился-то он не на Дону, его родители-дончаки, бежав от «кулачки», намудрили в документах, как будто родился Виктор в Камышине Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, и не 21 апреля 1935 года, а 22-го, в один денек с вождём. Отметая всю эту ересь (родился он в станице Хрустальной в Донбассе), считал Виктор себя дончаком, а родиной – родину протцов Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, где обожал каждое дерево, как друга, и знал каждую корягу на деньке озёр и Дона. Не поэтому ли чуток надрывисто звучат строчки из его повести «К Большой Медведице»: «Я до того люблю наш Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения мир, наши звёзды, и наши озёра, и Дон, и всё вокруг, что мне больно, мне повсевременно больно, когда остаюсь один где-нибудь в лесу, либо на лугу, либо на берегу озера Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, либо вот в этом хуторском саду. Нет, одному мне вообщем нельзя оставаться… И как люди не понимают, что нельзя оставлять человека 1-го?! Что когда человеку не с кем поделить все эти звёзды Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, и лунные ночи, и различные, всякие, дождливые ли, солнечные, тихие либо буйные деньки, когда он обязан всю эту боль нести внутри себя один – это практически нереально…»

И он разделял эту любовь до боли Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения со своими читателями. Наверное, так и появляются поэты и прозаики.

Семилетним повстречал он войну на Дону: немцы бомбардировали мост через Дон у городка Серафимовича (бывшая окружная казачья станица Усть-Медведицкая). А дом родительский Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения был рядом – на Нижней улице, ближней к Дону. После, будучи взрослым, напишет:


^ А я никогда не был на войне,

Она едва раз прошлась по мне,

Оставила на память боль увечья,

Чтобы знал Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, как следует жить по-человечьи.

«Игрушками» его сверстников были гранаты, мины, пушки и танки. И длительно ещё на Дону, при мне уже, взрывались мальчишки на этих «игрушках» войны.

Война принудила рано Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения повзрослеть, понять главные актуальные ценности – чувство Родины и чувство гуманности.


^ Я лицезрел германцев хороших и обычных,

Вытерпел их ласки ужасом одичалым,

Но на коленях ты меня качала

И прятала в чуланы Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения и кустики…


Любви к для тебя никто мне не внушал,

Но ту любовь из 2-ух не выбирая,

Я всю тебя, Наша родина, принимаю,

Тобою жить мне и тобой дышать.


Война, рано разбудив Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения сознание профессионального мальчишки, отдала и тему его таланту, и сблизила с писателями-фронтовиками. Кстати, он никогда не ощущал себя инвалидом, расслабленно откликался на кличку Куцый (левую ладонь искалечил), исключительно в стихотворении «Люди-люди – лебеди без Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения крыльев» прозвучало горько: «А меня охотники издавна на заре, на утренней, подбили».

Его 1-ый «опекун» – поэт-фронтовик Николай Иванович Ткачёв жил в Серафимовиче (сначала 1963 года по его советы Виктор Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения начал работать литсотрудником в местной газете «Коммунистический путь»), ему посвящён рассказ «Мой небольшой остров», изданный в журнальчике «Москва» в 1970 году у Миши Алексеева.

В Ленинграде, где Политов поступил в педагогический институт им. Герцена, его Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения наставником стал поэт Игорь Григорьев, наживший на фронте в болотах туберкулёз, но отдавший Виктору последний плащишко, когда тот бросил университет и поехал домой, чтобы стать рыбаком-профессионалом, как дед по папе Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения (хулиган, драчун, троечник – но поступил в институт при конкурсе восемь человек на место, когда медалисты не пробились). Игорю Григорьеву посвящены стихи с благодарностью, что не отдал оступиться в жизни.

И уже при Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения мне посылал Виктор свои стихи (рукописные, но сшитые в книжечку – машинки у нас ещё не было) Константину Симонову. Тот их прочёл пристально, судя по тому, что у многих строчек стояли значки «плюс Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения» либо «минус» либо восклицательные знаки – где особо нравилось. И даже собственный адресок (улица Черняховского, дом 4 (номер квартиры, естественно, уж не помню) прислал Симонов.

Виктор к Симонову не поехал – ни грубости, ни средств на Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения это тогда не было. А книжечку ту из-за безалаберного дела к собственному творчеству и к собственному архиву сжёг в один прекрасный момент вкупе со своими первыми рассказами «Червонное золото» и Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения «Яблонька».

В прозе политовскими «опекунами» стали фронтовики Виктор Петрович Астафьев и Евгений Иванович Носов. И если с Астафьевым Виктор не один раз встречался, то с Носовым в жизни они так и не повстречались (познакомил Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения их по переписке Виктор Петрович Астафьев).

Евгений Иванович по доброте духовной многим помогал, для многих став «крёстным отцом» в литературе. Виктор время от времени так и подписывался: «Ваш крестник Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения». Наверняка, Политов оправдал доверие старшего товарища. В книжке «Мастер с нами» публикуется письмо Носова к Ивану Евсеенко, редактору журнальчика «Подъём»: «Ваня! Это – та повесть, о которой я гласил для тебя. Почитай, пожалуйста: в ней много Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения красивых, поистине поэтических глав и страничек, написана она со познанием дела (создатель ряд лет рыбачил на Дону в колхозных бригадах), а главное – с каким взволнованным сыновним чувством к родной стороне! Право, после Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения Шолохова я ничего не читал подобного о Доне, хотя это, очевидно, и не «Тихий Дон». Для «Подъёма» эта вещь имеет то касательство, что Воронеж ведь тоже донской город. С Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения приветом – Е. Носов».

«Подъём» напечатал эту повесть – «У затухающих костров» – в 1976 году, с красивым вступлением Носова. Потом ещё три повести Политова узрели свет на страничках воронежского журнальчика, по этим публикациям, без единой книжки Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения, Виктора Ивановича приняли в Альянс писателей СССР. Так завязалась эпистолярная дружба Политова с создателем «Усвятских шлемоносцев» – повести о том, как уходили на фронт селяне, прощально оглядывая с последнего бугра свою деревеньку Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения. Астафьев по поводу этой повести гласил Политову в одном из писем: «А Женя-то вели-и-икую вещь написал!»

Евгений Иванович прямо по-отечески радовался за Политова, когда в 1988 году с гонорара за Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения вторую книжку прозы, изданную в столичном издательстве «Современник», мы обзавелись двухсотлетним казачьим куренём в хуторе Берёзки, куда Носов всё собирался приехать. Он время от времени инкогнито навещал 2-ух собственных сестёр в Волгограде, чтоб порыбалить Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения. Подтрунивал над страшенными политовскими сомами, которые, видно, его заводили (одна рыбина потянула, выпотрошенная, на центнер!). Но, как досадно бы это не звучало, не приехал, уже серьёзно болел.

Без подталкивания Евгения Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения Ивановича Политов мог бы и не состояться: это всё Носов. «А книга выйдет – пришли. Я твои книги чту, как добротных друзей, – признавался Евгений Иванович и наставлял собственного младшего товарища по писательскому цеху Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения: – Так что ты не пеняй и не ленись, а давай пиши: это не для тебя необходимо, это необходимо миллионам немых, которым Богом не дано за себя сказать. Итак вот ты говоришь за них Ольга ЧЕРЕНЦОВА - Отражения – они для тебя поручили. Это – огромное поручение! Исполни его… Обнимаю. Е. Носов».



oligarhi-fridman-i-han-proveli-zasedanie-rossijskogo-evrejskogo-kongressa-v-pustine.html
oligofrenii-referat.html
oligopolisticheskij-rinok-truda.html