Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава

ГЛАВА 81

Среда, 8 августа 2012 года

Сначала одиннадцатого утра Маркус Моррис неудобно переминался у строения парламента, но позже, подняв голову, яростно посмотрел на камеры, микрофоны и массу обступивших его репортеров.

– Майкл Лансер остается нашим почетаемым сотрудником, проработавшим в ЛОКОГ больше 10 лет и много сделавшим для организации Игр, но он освобожден от собственных Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава обязательств до конца Олимпиады.

– Издавна, блин, пора! – закричал кто-то. Масса журналистов, посреди которых была и Карен Поуп, репортер газеты «Сан», начала выкрикивать вопросы также стремительно, как во время торга на аукционе.

Спрашивали о самом актуальном. Продлятся ли соревнования либо Игры остановят? Если продлятся, кто поменяет Лансера на посту главы безопасности Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава ЛОКОГ? Как быть с тем, что больше государств отзывают свои команды? Прислушаются ли власти к воззрению спортсменов, которые решительно возражают против приостановки либо закрытия Олимпиады?

– Мы прислушиваемся к воззрению участников Игр, – гласил Моррис. – Олимпиада длится. Олимпийские эталоны вечны. Давлению мы не поддадимся. Оставшиеся деньки Олимпиады безопасность будут Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава обеспечивать четыре наилучших профессионалов Скотленд-Ярда, МИ-5, САС и «Прайвит». Лично я до глубины души огорчен тем, что некие страны решили покинуть Игры, это катастрофа для Олимпиады и для спортсменов. Но для других состязания длятся.

Моррис ушел за офицерами английской милиции, которые раздвинули массу и провели председателя ЛОКОГ к поджидавшей Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава машине. Практически все репортеры дружно кинулись за Моррисом, задавая на ходу вопросы.

Поуп не пошла за ними. Прислонившись к кованой решетке забора, окружающей здание парламента, она перечитывала свои вчерашние и нынешние записи и поступившие сообщения.

Ей подфартило: застала Элайн Поттерсфилд и выяснила, что, кроме активизации розыска Фаррел и Деринга Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава, спецы Скотленд-Ярда занимаются взорвавшимися стартовыми колодками, искалечившими Филатри Мидахо.

Спринтер в критичном состоянии оставался в поликлинике Тауэр-бридж, но, как сообщалось, проявлял «редкий бойцовский характер»: мужественно перенес две срочные операции по удалению железных осколков и обгоревших тканей.

Со стартовыми колодками дело оказалось труднее. Сделанные «Стэкхаус Ньютон» на базе известной системы Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава «Т1008 интернациональная лучшая», колодки 10 раз использовались 10 различными спринтерами на квалификационных соревнованиях.

За исправностью колодок до и после установки наблюдали официальные представители Интернационального олимпийского комитета, а установку проводили технические спецы, не видевшие никаких заморочек до самого взрыва. Некие из их даже были ранены осколками сразу с Мидахо Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава.

Меж соревнованиями колодки запирали в особом помещении под стадионом. Ответственный за состояние поля и дорожек в субботу вечерком убрал колодки на хранение и в воскресенье деньком сам отпер склад. Это был Хавьер Круз, панамец, пострадавший посильнее других: железным осколком ему вышибло глаз.

Взрывотехники Скотленд-Ярда произнесли, что взорвался спрессованный Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава в блоки магний, при этом блоки в точности повторяли размеры и дизайн «Стэкхаус Ньютон». В поддельных колодках были пустоты для порошка магния и детонаторы. Магний просто воспламеняется и при взрыве спаливает все вокруг, как ацетиленовая горелка.

– Обыденного человека адская машинка выслала бы на тот свет, – произнесла Поттерсфилд. – Но нечеловеческая Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава реакция Мидахо выручила ему если не ноги, то жизнь.

Поуп закрыла записную книгу: сейчас у нее довольно материала для статьи. Можно позвонить Питеру Найту, вдруг чего-нибудть добавит. Но здесь Поуп увидела, как высочайшая фигура выскользнула из входа для гостей. Опустив плечи, человек стремительно пошел по Эбингдон-стрит, спеша скрыться Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава от репортеров.

Оглянувшись, Поуп удостоверилась, что никто не увидел Майкла Лансера, побежала следом за ним и нагнала его у входа в сад Виктория-Тауэр.

– Мистер Лансер? – произнесла она, замедлив шаг. – Карен Поуп из «Сан».

Прошлый глава службы безопасности Олимпиады вздохнул и поглядел на нее с таким отчаянием, что у Поуп Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава не хватило духу задать вопрос. Но журналистка здесь же представила, как будет орать на нее Финч.

– Ваше увольнение, – отважилась она. – Вы считаете его справедливым?

Лансер помолчал. Было видно, что в нем происходит внутренняя борьба, но позже он опустил голову.

– Да. Я желал, чтоб английские Игры стали величайшими в истории Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава, и в том числе прототипом безопасности. За пару лет подготовки мы предусмотрели любые варианты развития событий, но такового, как Кронос, фанатика с горсткой приспешников, не ждали. В общем, я не совладал. На мне лежит ответственность за все, что вышло. Это моя вина и ничья больше. Мне придется жить с Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава этим остаток жизни. А сейчас, прошу прощения, я желаю побыть один.

ГЛАВА 82

Пятница, 10 августа 2012 года

«Последний раз прихожу в это чертово логово», – 5 дней спустя задумывалась Тиган, проталкивая непромокаемый ранец через дыру, прорезанную в заборе, который окружал ветхое, грязное ядовитыми химикатами здание завода на восточной границе английских доков, в нескольких милях Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава от Олимпийского парка.

За ранцем пролезла сама Тиган и, подхватив его на плечо, посмотрела на чернильно-синее небо. Кое-где завывала сирена. Скоро рассвет, и необходимо почти все успеть, чтоб больше не ворачиваться в это мерзкое место.

Выпала роса, травки запахли посильнее. Тиган вошла в непроглядный мрак заброшенного строения, думая Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава, как Петре живется на Крите. С утра, убив арбитру конного спорта, Тиган прочитала статью об отпечатке пальца и ужаснулась сумасшедшей ярости Кроноса. Но в его реакции сказалась быстрее практичность, чем мстительность: сестру пораньше отправили в Грецию, чтоб приготовила дом, где они заживут, когда все кончится.

Пролезая в Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава здание через окно, выбитое несколько месяцев вспять, Тиган представляла беленный известью домик, куда приехала Петра, на горе у Эгейского моря, под ярко-синим небом, а в нем все есть, чего только душа пожелает.

Включив красноватый фонарик с узким лучом, она прицепила его к кепке и при всем этом мерклом свете Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава двинулась по бывшему производственному цеху текстильной фабрики. Осторожно обходя разбросанную рухлядь и осколки, она дошла до лестницы, ведущей в сырой подвал.

Понизу смрад был так сильным, что слезились глаза. Дыша ртом, Тиган поставила ранец на трехногую скамью так, чтоб она не шаталась, и достала восемь пластмассовых пакетов для капельницы.

Разложив Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава их в подходящем порядке, иглой для подкожных инъекций Тиган набрала воды из пузырька и вколола в четыре пакета. Потом растянула из-под куртки ключ, висевший на цепочке у нее на шейке, и схватила пакеты, по четыре в каждую руку.

У двери, где зловоние было нестерпимым, Тиган Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава положила мешки на пол и воткнула ключ в скважину висящего замка. Дужка со щелчком выскочила. Положив замок в кармашек, Тиган толкнула дверь, зная, что если на данный момент вдохнет через нос, ее точно вырвет.

Раздалось глухое мычание, которое перебежало в стон, эхом отразившийся в мгле.

– Пора обедать, – произнесла Тиган Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава, прикрыв за собой дверь.

Через пятнадцать минут она вышла назад в подвал, уверенная внутри себя, в точности собственных действий. Через четыре денька они…

Наверху, в древнем цеху, что-то с грохотом свалилось. Раздались голоса, хохот и свист, потом опять что-то загремело, так что эхо разлетелось по заброшенной фабрике Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава. Тиган застыла на месте, напряженно размышляя.

Она приходила сюда десяток раз за последний год и никогда не лицезрела ни живой души. Тиган и не боялась незваных гостей: бывшая фабрика числилась небезопасным местом, грязным хим растворителями, томными металлами и иными канцерогенами: на заборе висели бессчетные плакаты с предупреждениями.

Первым побуждением Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава Тиган было убить незваных гостей, но Кронос высказался максимально ясно: никаких отступлений от плана без последней необходимости.

Она выключила фонарик, на ощупь отыскала дверь и плотно закрыла ее. С трудом выпутав из кармашка замок, Тиган воткнула дужку на место. Сзади по лестнице скатилась бутылка и разбилась о бетонный пол. Совершенно близко послышались Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава шаги и опьяненные мужские голоса.

Вставив дужку, Тиган надавила на нее и услышала, как она щелкнула. Отбежав на пару шажков, Тиган тормознула: закрылся замок либо нет?

К лестнице приближался свет чужого фонарика. Тиган, уже не колеблясь, кинулась бежать. Она бежала на носках, как спринтер. Успев отлично Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава изучить внутренние помещения, она выскочила в коридор, откуда каменная лестница вела к двери в переборке.

Через две минутки Тиган выскользнула наружу. Розовая заря уже окрасила английское небо. В здании опять что-то с грохотом обвалилось под молодецкий гогот, и Тиган сообразила, что на фабрику забрела шайка опьяненных буянов, окутанных жаждой Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава разрушения. Ничего, душок в подвале отобьет у их охоту задерживаться. Но, пролезая через дыру в заборе, Тиган задумывалась только об одном: попала ли дужка в гнездо и закрылся ли замок?..

ГЛАВА 83

До конца Олимпиады осталось три денька. В пятницу Питер Найт вошел в лабораторию «Прайвит», осторожно неся коробку Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава, закрученую в крафт-бумагу и перехваченную скотчем.

– Это бомба? – спросил он.

Хулиган оторвался от спортивной странички «Сан», где высоко оценивались шансы Великобритании против Бразилии в конце соккера, и неприязненно поглядел на коробку:

– С чего ты решил, что здесь бомба?

Найт постучал пальцем по оборотному адресу.

Хулиган прищурился:

– Не могу разобрать.

– Это Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава древнегреческий, – произнес Найт. – Здесь написано «Кронос».

– Уродец!

– Вот конкретно. – Найт поставил коробку на стол около головного профессионала. – Пришло с последней почтой, только-только забрал с ресепшен.

– Изнутри ничего не слышно?

– Тиканья нет.

– Могли вмонтировать цифровой либо дистанционный взрыватель.

Найту стало жутковато.

– Так, может, выйдем отсюда и вызовем саперов Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава?

Эксперт почесал клочковатую рыжеватую бороду.

– Зови лучше Джека.

Через две минутки вымотавшийся Морган рассматривал коробку. Хулиган изловил его в один из редчайших перерывов – с пн. управляющий «Прайвит» отвечал за безопасность Олимпийского парка. После инцидента с Мидахо нападений больше не было – по воззрению Найта, в значимой степени благодаря геркулесовым усилиям Джека.

– Можно Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава просветить ее рентгеном, не подняв лабораторию на воздух? – спросил Джек Морган.

– Попытка – не пытка. – Хулиган поднял посылку так осторожно, как будто у нее выросли крылья.

Эксперт отнес коробку в далекий конец лаборатории, включил портативный сканер, схожий на те, что применялись на входах в Олимпийский парк, и Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава сейчас ожидал, пока прогреется.

Найт смотрел на коробку, как будто в ней решалась его судьба. В горле отчего-то пересохло, и очень захотелось выйти из лаборатории, на случай если в посылке вправду бомба. У него двое малеханьких малышей и мама, еще не оправившаяся от тяжкой утраты. Стоит рисковать, находясь в Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава закрытом помещении со взрывным устройством? Чтоб отвлечься от этих мыслей, Найт стал глядеть на телеэкран, где демонстрировали самые калоритные эпизоды соревнований и новых чемпионов Олимпиады, совершающих круг почета с флагом собственной страны – и Камеруна.

Это движение началось спонтанно, и скоро все спортсмены, показывая жаркую поддержку Мидахо, кидали вызов Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава Кроносу. Все поднимали камерунский флаг, включая английскую футбольную команду, выигравшую полуфинал с Германией два денька вспять. СМИ сходу раструбили об этом, называя новый обычай глобальным протестом против действий безумного противника Олимпийских игр.

Хантер Пирс оставалась на фронтальном крае противодействия Кроносу. После катастрофы с Мидахо у нее брали интервью практически каждый денек, и Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава каждый раз американка решительно заявляла о солидарности спортсменов и решимости не допустить сворачивания либо переноса Игр.

Состояние Мидахо оценивалось как суровое: он получил ожоги третьей степени и бессчетные ранения нижней половины тела. Но он, как сообщалось, в сознании, знает о всеобщей поддержке и черпает в ней силу Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава духа.

Все это трогательно, но нападения из-за протестов не закончятся, пошевелил мозгами Найт, отворачиваясь от телека. Кронос попробует нанести удар опять, пока Игры не закончились, в этом Найт не колебался, но где и когда? Завтрашняя эстафета? Конец соккера меж Англией и Бразилией на стадионе Уэмбли вечерком в субботу? Мужской марафон Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава, церемония закрытия в воскресенье?

– Ну вот, – произнес Хулиган, ставя освобожденную от бумаги посылку на конвейерную ленту. Коробка поехала в сканер. Эксперт повернул экран, чтоб всем было видно.

Коробка въехала под рентген и тормознула.

Найт поморщился.

– Иисусе! – воскрикнул Джек. – Неуж-то истинные?

ГЛАВА 84

Бледноватые дамские кисти были Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава разделены от тела ножиком и пилой: срез плоти был гладким, а край костей зазубренным, расщепившимся.

– Снять отпечатки? – спросил Хулиган.

– Оставим это Скотленд-Ярду, – ответил Джек Морган.

– Незачем, – произнес Найт. – Готов поспорить, это руки нашей военной преступницы.

– Анжелы Бразлик? – уточнил Джек.

Хулиган кивнул:

– Все шансы за то, что да.

– А Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава для тебя их для чего отправили? – спросил Морган у Найта.

– Не знаю.

Вопрос преследовал Найта по дороге домой. Почему ему? Может, Кронос передаст какое-то послание, объясняющее содержание посылки? Анжела оставила на пакете отпечаток пальца – может, Кронос дает осознать, что за оплошность не пощадит даже собственных?

Найт позвонил Элайн Поттерсфилд, произнес, что Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава Хулиган передаст посылку Скотленд-Ярду, и поделился своими подозрениями.

– Если это Анжела Бразлик, означает, в лагере Кроноса раскол, – констатировала инспектор.

– Либо он дает осознать, что эту военную преступницу можно не находить. Она сделала ошибку и сейчас мертва.

– Ну хорошо. У тебя все? – спросила Поттерсфилд.

– Мы с утра Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава едем в лес, к Кейт, – произнес Найт. – А в половине шестого празднуем.

– Боюсь, у меня не получится, Питер. – И Поттерсфилд повесила трубку.

Домой Найт приехал около 10. Возвратит ли ему когда-нибудь Элайн свою дружбу, примирится ли она со гибелью Кейт? Лишь на пороге дома он понял, что три года вспять Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава в это время у супруги начались роды.

Найт помнил лицо Кейт, когда отошли воды, – никакого ужаса, одна только удовлетворенность от приближающегося чуда, и помнил, как ее увозила «скорая». Найт вошел в дом со смятенными эмоциями и разрывающимся сердечком, как 30 6 месяцев вспять.

В доме пахло шоколадом, на столе Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава в коридоре лежали два подарка в ярчайших обертках. Найт поморщился, сообразив, что так ничего и не купил детям, – всегда отымала работа. А может, он преднамеренно уходил в нее с головой, только бы не мыслить о деньке рождения малышей и погибели их мамы?

Не обнаружив ответа, Найт повертел подарки и с удивлением Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава увидел подпись: «С любовью, Аманда».

Он улыбнулся, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Если мама в собственном добровольческом одиночестве, горе и ожесточении отыскала возможность приобрести подарки внукам, означает, что-то ее все-же привязывает к жизни, она не станет отгораживаться стенкой от всего мира.

– Я тогда пойду домой Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава, мистер Найт, – произнесла Марта, выходя из кухни. – Детки дремлют, кухня вымыта, сливочная помадка сварена. Лючок попробовал пользоваться «унитазом для огромных мальчиков», но попытка фуррором не увенчалась. Я купила все нужное для праздничка и заказала тортик. Завтра я смогу быть с вами весь денек, но на воскресенье вы уж Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава меня отпустите.

Воскресенье. Мужской марафон. Церемония закрытия Игр. Найту нужно быть на работе. Может, получится уговорить мама либо Шефа еще разок посидеть с детками?

– Отлично, на воскресенье даю вам выходной, а завтра приходите часов в двенадцать, – произнес Найт. – В денек рождения я обычно везу их в лес Эппинг и в церковь Хай Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава-Бич.

– А что там? – полюбопытничала Марта.

– В Хай-Бич мы с моей покойной супругой венчались, а в Эппинге развеян ее останки. Она выросла в Уолтэм-Эбби и очень обожала этот лес.

– О, извините, – смутилась Марта и пошла к выходу. – Означает, в полдень?

– В полдень будет как раз Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава впору, – произнес Найт и закрыл за няней дверь.

Он выключил свет, заглянул в детскую и пошел к для себя в комнату.

Там Найт присел на край кровати, смотря на Кейт, смотревшую на него с фото, и вспоминая, как она погибла. Будто бы вчера все случилось.

Гортань у него Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава сжалось, и Найт разрыдался.

ГЛАВА 85

Суббота, 11 августа 2012 года

– Мне три года! – заорала Изабел в ухо папе.

Вздрогнув, Найт очнулся от кошмарного сна, в каком Кейт попала в заложницы к Кроносу, но не к безумному, пытающемуся сорвать Олимпийские игры, а к древнегреческому титану с длинноватой острой косой, жаждущему пожрать Изабел и Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава Лючка.

Потный, с искаженным от кошмара лицом, Найт дико уставился на дочь, и та испуганно отступила на шаг, прижимая одеяльце к щеке.

Найт опамятовался: это только дурной сон, близнецы в порядке.

Он перевел дыхание и произнес:

– Ты смотри, какая большая стала!

– Три года, – повытрепывалась Изабел, опять расплывшись в ухмылке.

– Лючки тоже Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава три! – объявил его отпрыск, появившись на пороге.

– Да не может быть! – поразился Найт. Лючок прыгнул на кровать и залез на руки к папе. Изабел забралась на брата и, повертевшись, протиснулась к папе.

Запахи малышей оплетали Найта, успокаивали, напоминали, что ему неописуемо подфартило, ибо частица Кейт будет жить, расти, развиваться Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава…

– А подарки? – осведомился Лючок.

– Еще не принесли, – стремительно ответил Найт. – К вечеру будут.

– Нет, папа, – сделала возражение Изабел. – Вчера забавнй дядька принес подарки. Они в коридоре остались.

– Мистер Шеф приходил? – опешил Найт.

Его сынишка угрюмо кивнул.

– Бохх не любит Лючки.

– Это его задачи, – ответил Найт. – Тогда бегите за Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава подарками, откроете их тут.

Малыши устроили маленькую толкотню с давкой, выбираясь из отцовской кровати, и через 20 секунд возвратились бегом, запыхавшись и улыбаясь до ушей.

– Ну, давайте, – произнес Найт.

Отрадно смеясь, они сорвали обертку, и скоро подарки Аманды были открыты. Изабел достался прекрасный серебряный медальон на цепочке. Снутри была фото Кейт Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава.

– Это мать? – спросила девченка.

Найт был глубоко тронут.

– Да, сейчас она будет с тобой всюду, – произнес он.

– А это что? – Лючок с подозрением рассматривал собственный подарок.

Найт взял подарок, разглядел и произнес:

– Это особенные часы, взрослые, для огромного мальчугана. Видишь, здесь на циферблате именитый волшебник Гарри Поттер, а сзади выгравировано Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава твое имя.

– Рослые часы? – уточнил Лючок.

– Взрослые, – поправил Найт. – Давай сюда, мы уберем их, пока ты не вырастешь.

Мальчишка возмущенно ткнул ручонку папе под нос:

– Нет! Лючки большой! Лючки три!

– Ох, а я и запамятовал, – покачал головой Найт, надевая часики на пухлое запястье отпрыска. Его приятно изумило, что Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава ремешок подходит совершенно.

Пока Лючок расхаживал, любуясь новыми часами, Найт застегнул цепочку с медальоном на шейке Изабел и восхищенно смотрел, как она вертится перед зеркалом: вылитая Кейт в миниатюре.

Он искупал и накормил близнецов и надел на Изабел платье, а на Лючка голубые штанишки и белоснежную рубаху Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава с отложным воротничком. Строго велев детям не испачкаться, Найт стремительно принял душ, побрился и оделся. Из дома они вышли в девять, не спеша добрались до гаража в нескольких кварталах и сели в «рейнджровер», которым Найт изредка воспользовался.

Он ехал на север, слушая анонсы по радио. Изабел и Лючок в Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава детских сиденьях посиживали сзади. В последний полный денек олимпийских соревнований ожидались финишные этапы нескольких эстафет.

Диктор гласил о резкой критике, обрушившейся на Скотленд-Ярд и МИ-5, за неспособность достигнуть сколько-либо приметного фуррора в расследовании дела Кроноса. Но об отрубленных руках, присланных Найту, не упоминалось – по требованию Поттерсфилд данный Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава факт пока остался потаенной следствия.

Многие спортсмены, закончившие соревнования, уехали. Другие, и таких было большая часть, прямо за Хантер Пирс поклялись остаться в Олимпийском парке до конца, чем бы ни грозили Кронос и его Фурии.

Кончился Лондон, начался Энфилд. «Рейнджровер» петлял по сельским дорогам, пробираясь на юго-восток Уолтем-эбби, к Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава лесу Хай-Бич.

– Как много деревьев, – опешила Изабел.

– Твоя мать обожала, когда много деревьев.

Солнечные лучи кидали на травку радостных кроликов, пробиваясь через кроны деревьев вокруг церкви Хай-Бич, стоявшей на поляне в достаточно густом лесу. Рядом припарковалось несколько машин, но Эппинг был пользующимся популярностью местом прогулок Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава, и Найт не ожидал, что кто-то специально приедет почтить память Кейт. У Аманды свое горе, а предки Кейт рано погибли.

Они вошли в пустую церковь, и Найт посодействовал детям зажечь по свечке – для матери. Он сам затеплил свечу в память покойной супруги и еще четыре за погибших в самолете. Взяв Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава за руки Изабел и Лючка, он повел их по тропинке в чащу.

Листва шелестела под легким ветерком. Через шесть-семь минут ходьбы лес стал пореже, и показалась обнесенная полуразрушенной каменной стенкой роща старенькых дубов. Высочайшая нестриженая травка колыхалась под ветром.

Найт постоял малость, смотря на ходившую волнами травку, прижав к Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава для себя деток и сдерживая слезы, чтоб не испугать близнецов.

– В детстве ваша мать прогуливалась в ту церковь, а сюда приходила всю жизнь, – негромко произнес он. – Она гласила, деревья тут такие старенькые, что это святое место, отсюда можно гласить с Богом. Потому я развеял…

Он не мог продолжать Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава.

– Красивый выбор, Питер, – раздался за спиной дрогнувший дамский глосс. – Это любимое место Кейт.

Найт обернулся, вытирая глаза рукавом.

Схватившись за отцовскую брючину, Изабел спросила:

– Пап, а кто эта тетя?

Найт улыбнулся:

– Это, детка, твоя родная тетя Элайн, мамина старшая сестра.

ГЛАВА 86

– Вечерком я приехать не смогу, сам понимаешь, – тихо Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава растолковала Поттерсфилд Найту по пути в Лондон, когда малыши спали на заднем сидение. – Я решила познакомиться с ними там, в надежде, что мне станет легче.

Они подъехали к гаражу.

– Стало? – спросил Найт.

Поттерсфилд, с мокроватыми блестящими очами, кивнула:

– Мне показалось, что так будет верно. Я как будто ощущала ее Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава присутствие. – Поколебавшись, она добавила: – Прости, что я так с тобой обращалась… Я знаю, Кейт сама решила рождать дома. Я просто…

– Не нужно об этом, – попросил Найт. – Все уже в прошедшем. Отлично, что сейчас у моих деток будет тетя. Я тоже рад, что ты у нас есть.

Поттерсфилд вздохнула Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава и обидно улыбнулась:

– О’кей. Для тебя посодействовать?

Найт обернулся на спящих деток.

– Да. Они уже очень огромные, чтоб нести одному несколько кварталов.

Поттерсфилд взяла Изабел, Найт схватил Лючка, и они пошли к дому. Снутри работал телек.

– Новенькая нянька, – растолковал он, доставая ключи. – Всегда приезжает с припасом.

– Большая уникальность по сегодняшним Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава временам.

– Реальный бриллиант, – признал Найт. – Она просто волшебство, единственная, кому удалось их приручить. Представь, она смогла достигнуть, чтоб близнецы помогали ей убирать детскую и засыпали по щелчку пальцев.

Он открыл дверь. Марта вышла в коридор практически сходу и нахмурилась при виде Лючка, прочно спящего на отцовском Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава плече.

– Перевозбудился, – констатировала она, забирая мальчугана у Найта и с любопытством посматривая на Поттерсфилд.

– Марта, это Элайн, – произнес Найт. – Моя свояченица.

– Здрасти, – произнесла Поттерсфилд, разглядывая Марту. – Питер о вас прекрасно отзывается.

Марта нервно засмеялась и смущенно потупилась.

– Мистер Найт очень добр. – После паузы она спросила: – Я не могла созидать вас по телеку Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава?

– Может быть. Я работаю в Скотленд-Ярде.

Марта желала что-то сказать, но здесь пробудилась Изабел, поглядела на тетку и капризно востребовала папу.

Найт взял ее на руки.

– Папа на данный момент уходит на работу, но к праздничку возвратится.

– А мы скоро пойдем забирать тортик и брать шарики, – произнесла Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава Марта.

Изабел улыбнулась, а Лючок пробудился. У Поттерсфилд зазвонил сотовый.

Она пристально слушала, пару раз кивнула и спросила:

– Куда ее везут?

Марта подошла, забрала Изабел у Найта и повела близнецов в кухню, приговаривая:

– А кто желает яблокового сока?

Поттерсфилд закрыла телефон и поглядела на Найта.

– Констебль только-только Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава подобрал Селену Фаррел, запятнанную, перемазанную своими какашками, бесцельно бродившую по местности старенького газового завода Бектон. Ее везут в Лондон-бридж.

Найт обернулся к Марте, прочно державшей ручонки близнецов.

– Я вернусь к 5 часам и помогу с приготовлениями.

– До того времени все будет под контролем, – уверенно ответила нянька. – Доверьтесь мне Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава, мистер Найт.

ГЛАВА 87

– Ты уверена? – спросил я, еле сдерживаясь, чтоб не заорать в телефон.

– Полностью! – прошипела Марта. – Она невменяемой бродила по развалинам газового завода Бектона, неподалеку от нашей фабрики. Кто туда последний прогуливался?

«Сначала Петра, а сейчас и ты, Тиган», – пошевелил мозгами я, бросив смертоносный взор на среднюю сестру, сидевшую за Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава рулем. В голове все закипело, но я уклончиво ответил:

– Разве сейчас это принципиально?

– На твоем месте я бы убила все следы, – произнесла Марта. – По другому ищейки выйдут на нас.

Это правда. Через убийственный шум, стоявший в ушах, я практически слышал лай собак.

Какой промах! Какая колоссальная ошибка! Фаррел Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава мы собирались отпустить только завтра с утра, чтоб отвлечь полицию, и я окончил бы нашу месть. Следовало уничтожить эту Фаррел, пока была возможность. Стоп, нельзя давать волю чувствам, нужно действовать хитроумно, громоздить одну ересь на другую… Черт, ну как это сорвалось?

Рука сама потянулась к шраму на Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава затылке. Ненависть захлестывала меня, подталкивала под руку. Оставалось надежды на верную беспощадность.

– Забери деток, – произнес я. – Прямо на данный момент. Далее ты знаешь, что делать.

– Знаю, – ответила Марта. – Милые крошки вот-вот прочно уснут.

ГЛАВА 88

Виды, звуки и запахи Лондон-бридж внезапно очень взволновали Найта: после погибели Кейт он Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава избегал больниц. Когда они с Поттерсфилд подошли к отделению насыщенной терапии, у него дрожали руки.

– Так она смотрелась, когда ее отыскали. – Полицейский, сидевший у палаты, показал фотографию.

У Фаррел, одетой Сиреной Сен-Джеймс, немыслимо грязной, с остановившимся взором, как будто после лоботомии, из руки торчала игла и свисал катетер капельницы Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава.

– Гласить она могла? – спросила Поттерсфилд.

– Бурчала что-то о трупе без рук, – ответил полицейский. Найт переглянулся с Поттерсфилд. – Несла всякую абракадабру. На данный момент у вас лучше пойдет, ей дают антинаркотик.

– В ее крови отыскали наркотики? – осведомилась Поттерсфилд. – Вы это точно понимаете?

– Огромную дозу, в купе с седативами, – ответил Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава полицейский.

Они вошли в палату. Доктор Селена Фаррел спала, присоединенная к устройствам с мониторами. Ее кожа была мертвенно-серой. Поттерсфилд подошла к кровати и произнесла:

– Доктор Фаррел!

Лицо Фаррел исказилось гневом.

– Уходите, голова болит очень, – непонятно проговорила она и сонно замолчала.

– Доктор Фаррел, – твердо повторила Поттерсфилд. – Я старший инспектор Элайн Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава Поттерсфилд из английской милиции. Мне нужно с вами побеседовать. Откройте глаза, пожалуйста.

Фаррел моргнула и поморщилась.

– Свет выключите. Мигрень.

Медсестра закрыла занавески. Фаррел опять открыла глаза, осмотрелась, увидела Найта и удивленно спросила:

– Что со мной?

– Мы возлагали надежды, вы нам сами скажете, доктор, – отозвался Найт.

– Я не знаю Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава.

– Вы сможете разъяснить, как ваша ДНК, ваш волос, если гласить поточнее, оказался в одном из писем Кроноса к Карен Поуп? – спросила Поттерсфилд.

Произнесенное медлительно сочилось в затуманенный мозг Фаррел.

– Поуп? Журналистка? – Она поглядела на Найта. – Моя ДНК? Нет, я не помню.

– А что вы помните? – строго спросил Найт Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава.

Фаррел моргнула и, застонав, отрывисто заговорила:

– Черная комната. Я на кровати, одна. Привязанная. Не могу встать. У меня раскалывается голова, а они не дают мне фармацевтических средств.

– Кто «они»? – спросил Найт.

– Дамы. Различные дамы.

Поттерсфилд начала терять терпение.

– Селена, вы осознаете, что ДНК связывает вас с шестью убийствами, совершенными за Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава последние две недели?

Пораженная Фаррел немного ожила.

– Что? 6… Я никого не убивала. Никогда… А какой сейчас денек?

– Суббота, одиннадцатое августа, – ответил Найт.

Профессорша застонала.

– Как, я же там только день пролежала…

– В черной комнате с дамами? – спросила Поттерсфилд.

– Вы не верите мне?

– Нет.

– Почему вы сказались нездоровой и сбежали Олимпийский позор разоблачен публично. 11 глава из Кингс-колледжа, когда Поуп включила вам запись флейты? – спросил Найт.


oni-upovayut-na-pomosh-vetra.html
onihii-kozhnie-i-venericheskie-bolezni.html
onishenko-vipil-3-chashki-zelenogo-chaya-v-chest-prinyatiya-antitabachnogo-zakona-rossijskaya-blagotvoritelnost-v-zerkale-smi.html